Л.В. Шапошникова. Кому подчиняется министерство культуры?

Автор: | 30.08.2016

«Свет Утренней Звезды», № 2(105) от 7 июня 2016 г.                          

Действительно, кому? Ответить на этот вопрос не так-то просто. История эта началась почти десять лет тому назад. В ней участвовали Правительство Российской Федерации, вышеупомянутое министерство, Международный Центр Рерихов и им созданный Музей Н.К. Рериха, а также ряд известнейших стране деятелей культуры и науки.

Весной 1990 года Святослав Николаевич Рерих, выдающийся художник и общественный деятель Индии, передал Советскому Фонду Рерихов (с 1991 года – Международный Центр Рерихов) наследие своих родителей, наших великих соотечественников Н.К. и Е.И. Рерихов, с условием создать в Москве Музей имени Н.К. Рериха. Для Музея в том же году было выделено здание – исторический памятник Москвы «Усадьба Лопухиных». Наследие Рерихов было оформлено дарственной Святослава Николаевича и вывезено специальным рейсом самолета, предоставленным для этой цели Правительством СССР.
В этой истории необходимо обратить внимание на два важных момента. С.Н. Рерих просил создать не государственный, а общественный Музей имени Н.К. Рериха. С этим согласилось Правительство СССР в своем Постановлении от 4.11.89 за № 950. И второе – Святослав Николаевич включил в свою дарственную также коллекцию картин, – собственных и своего отца, – общим числом в 288 полотен. Картины эти были привезены им в Советский Союз еще в 1974 году в связи со 100-летним юбилеем Н.К. Рериха. «В числе моих коллекций и другого имущества, – писал он в дарственной, – я желаю вручить Советскому Фонду Рерихов 288 картин – моего отца (161) и моих (126), которые находятся на попечении Министерства культуры СССР».
Стараясь сохранить целостность передаваемого наследия, С.Н. Рерих обратился к членам правления СФР (25.11.89) со следующими словами: «Очень осторожно надо подходить к распоряжению наследием. Многие организации и люди непременно будут просить и требовать какие-то части наследия. Притом они будут ссылаться на данные им обещания или будут думать, что они могут наилучшим образом этим наследием распорядиться. Мы, однако, должны проявлять твердость и стремиться к тому, чтобы наследие сохранило свою целостность». Он уже тогда как бы предчувствовал недоброе…

В 1997 году в усадьбе Лопухиных открылась полная экспозиция негосударственного Музея имени Н.К. Рериха. Полуразвалившееся здание было отреставрировано исключительно на народные деньги. Государство не вложило в это ни копейки. Но картин из завещанной коллекции в экспозиции не было. Они по-прежнему украшали стены Музея Востока, переданные туда на «временное хранение» ведомством культуры.
Ни в 1990-м, ни в 1991 годах картины Международному Центру Рерихов не возвратили.
В апреле 1992 года С.Н. Рерих отправил письмо Президенту России Б.Н. Ельцину. «В 1990 году я, вместе с остальным наследием, – писал он, – передал Центру большую выставку картин моего отца и моих собственных (288) полотен, которая долгое время находилась в ведении Министерства культуры СССР. Теперь эту выставку незаконно удерживает Музей искусства народов Востока. Очень прошу Вас содействовать передаче ее Международному Центру Рерихов».
Вскоре в связи с этим в Минкульт пришло правительственное поручение (АШ-П4-20587 от 4.06.92). Заместитель министра Т.Х. Никитина отдала распоряжение – подготовить картины к передаче Международному Центру Рерихов. Однако этого не случилось. Поручение Президента и правительства выполнено не было.

1993 год начался для нас с печального и горького события – умер Святослав Николаевич Рерих.
Его смерть разделила нашу жизнь на «до» и «после».
Уже в феврале 1993 года директор Музея Востока В.А. Набатчиков издает сам себе приказ (№ 13 от 25.02.93) о постановке не принадлежавшей ему коллекции картин Рерихов на постоянное хранение. Основание: «В связи с необходимостью» и «на основании рапорта хранителя фонда Рерихов, заведующей мемориальным кабинетом Рерихов О.В. Румянцевой».
Затем картины включаются незаконно в Государственный Музейный Фонд. Акция «прихватизации» тщательно скрывается.

14 апреля 1993 года (письмо за № 5.4.11/626) к министру обратился заместитель председателя Комиссии Верховного Совета РФ по культуре П.Д. Курицын. «Требования Международного Центра Рерихов о возврате картин, – писал он, – не принимаются во внимание, не выполнены и обещания замминистра культуры РФ Т.Х. Никитиной, данные при встрече 25.02.93 года с руководством Международного Центра Рерихов».
Министр в своем ответе от 27.04.93 (за № 890-01-22) пишет о том, что задержка объясняется лишь отсутствием у МЦР надлежащего хранилища и предстоящей экспертизой передаваемых картин. И ни слова о состоявшейся уже «приватизации».

В этом же месяце В.А. Набатчиков направляет вице-премьеру Правительства РФ О.И. Лобову письмо (от 24.04.93 за № 272-1/3). «Изложенное позволяет просить Вас, Олег Иванович, – пишет он, – помочь в передаче наследия Рерихов и «Усадьбы Лопухиных» Государственному Музею Востока в бессрочное и безвозмездное пользование, что явится поистине бесценным подарком Правительства России к 75-летию Музея, которое отмечается в этом году». «Подарок», как ни странно, состоялся.
3 ноября 1993 года вышло Постановление Правительства РФ за № 1121 о создании вместо общественного музея имени Н.К. Рериха, – согласно воле покойного дарителя, – музея государственного в качестве филиала Музея Востока. Для этого у МЦР отбиралась усадьба Лопухиных.
Вслед за этим последовало секретное письмо А. Чубайса об изъятии у МЦР переданного ему С.Н. Рерихом наследия. В основу постановления было положено, так называемое, «письмо Девики Рани», вдовы С.Н. Рериха. Вдова якобы требовала создать государственный музей имени Н.К. Рериха. Письмо было фальшивым, сфабрикованным бывшим секретарем С.Н. Рериха Мэри Пунача, против которой вскоре было возбуждено уголовное дело по хищению ценностей Рерихов.
Обо всем этом сообщалось в нашей прессе. Высший арбитражный суд (ВАС), в который обратился МЦР, в марте 1995 года отменил постановление правительства о передаче «Усадьбы Лопухиных» Музею Востока. Решение обжалованию не подлежало.
Однако через полгода Минкультуры добилось отмены этого решения на надзорной инстанции ВАС. Спас и «Усадьбу Лопухиных», и Музей имени Н.К. Рериха московский мэр Юрий Михайлович Лужков, подписавший сразу же после мартовского решения ВАС распоряжение о заключении с МЦР арендного договора сроком на 49 лет. Все попытки министра Е.Ю. Сидорова и директора Музея Востока В.А. Набатчикова отменить это распоряжение не увенчались успехом.

К 1996 году сложилась довольно противоречивая ситуация: с одной стороны, из стен Министерства культуры шел бумажный поток, из которого создать государственный музей имени Н.К. Рериха было нельзя, а с другой – в отремонтированных залах усадьбы Лопухиных уже возникал реальный негосударственный музей. Вывод напрашивался сам собой – отменить невыполненное министерством Постановление Правительства РФ № 1121 и издать новое, касающееся только Международного Центра Рерихов.
Два вице-премьера, Ю.Ф. Яров и О.И. Лобов, поддержали эту идею. В проект постановления были включены два главных пункта: одобрение Федеральным Правительством распоряжения Юрия Михайловича Лужкова и возвращение МЦР принадлежащих ему картин, удерживаемых Министерством культуры. На имя Министерства культуры вновь пошли правительственные поручения. Вот они: вице-премьер В.Г. Кинелев – поручения ВК-П16-15685 от 12.05.96, ВК-П16-21235 от 20.06.96; вице-премьер О.Н.Сысуев – СО-Ш6-13338Д от 30.04.97. Все они, под разными предлогами, ведомством культуры выполнены не были.

Бывшим министром культуры Н.Л. Дементьевой не были выполнены сразу три поручения вице-премьера Б.Е. Немцова: БН-А26-27609 от 27.08.97, БН-П16-35635 от 14.11.97, БН-А26-40160 от 16.12.97. На встрече с руководством МЦР в январе 1998 года министр заявила, что выполнять поручение первого заместителя премьер-министра не будет, «поскольку оно несерьезное», а нашу коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов нам никогда не отдаст.
Наш запрос о предоставлении нам копий документов, на основании которых наша коллекция была включена в Государственный Музейный Фонд, до сих пор остается без ответа. Полагаю, что у нас есть основания считать, что этих документов не существует в природе.

У нового министра В.К. Егорова уже есть на «боевом счету» первое невыполненное поручение. Оно подписано вице-премьером Валентиной Ивановной Матвиенко и имеет № ВМ-П8-06182ГД от 24.02.99. Первая строка поручения гласит: «Прошу с участием Международного Центра Рерихов внимательно рассмотреть этот вопрос» (о возвращении картин).
В ответ на это мы получили письмо (№ 44-01-50/1-25 от 03.03.99) от замминистра П.В. Хорошилова, в котором он предлагал (в который уже раз!) решить нашу проблему через суд. Путь, предложенный вице-премьером, им был отвергнут.
Я не могу удержаться, чтобы не привести последние строки этого письма: «Мы полагаем, что путь судебного разбирательства этой проблемы является наиболее оптимальным и цивилизованным. Тем более, что внесенная таким образом ясность в наши взаимоотношения сделает их еще более благожелательными и конструктивными». Неплохо.

Изощренное издевательство было не единственным оружием крупных министерских чиновников. Было еще и другое: пускаемые ими в «научный оборот» мифы. Их было много.
Но самый важный из них – МЦР не является правопреемником СФР и поэтому не может претендовать на подаренную СФР коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов. На этом мифе держится все – и «приватизация», и ведомственное неподчинение Правительству РФ. МЦР, утверждают чиновники от культуры, это группа самозванцев, незаконно претендующая на имущество СФР. Действительно, откуда взялся этот МЦР? Объясню.

20 сентября 1991 года, после известных всем нам событий, было созвано расширенное собрание СФР, на котором присутствовали «54 человека, делегированные от рериховских обществ, отделений, филиалов, общественных организаций, сотрудничающих с СФР, трудовой коллектив СФР, учредители, два представителя Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО, представитель МИД СССР» (выписка из протокола № 12 общего собрания Советского Фонда Рерихов от 20.09.91).
В этом же протоколе содержится и решение: «Учитывая характер деятельности Центра-Музея и Фонда и стоящие перед ними задачи, изменить статус Советского Фонда Рерихов на Международный Центр Рерихов».
А вот еще один документ (от 22.10.92): «Я, доктор Святослав Рерих, проживающий в поместье Татагуни, Канапура Роуд, Бангалор, Карнатака, Южная Индия, почетный президент Международного Центра Рерихов в Москве, передавший Советскому Фонду Рерихов в 1990 году наследие моих родителей Н.К. и Е.И. Рерихов, подтверждаю, что Международный Центр Рерихов, созданный по моей инициативе, является правопреемником Советского Фонда Рерихов».
В этом же году Устав МЦР был зарегистрирован без особых осложнений в Минюсте РФ. Первый его пункт гласил, что МЦР «учрежден на базе Советского Фонда Рерихов и является его правопреемником» (п. 1.1).
Регистрация прошла с соблюдением всех предписанных правил, и пункты Устава СФР, включая 1.1, никаких возражений тогда не вызвали. Распоряжение Минюста РФ (от 01.02.93 за № 23/16-01), на которое все время ссылается руководство Минкульта, вышло как раз в то время, когда началась «приватизация». Полагаю, что существует связь между этими двумя акциями. Одно ведомство поддержало другое. Возможно, Минюст был прав, сняв в п. 1.1 Устава слова «и является его правопреемником», возможно, это неуставное положение. Но слова «учрежден на базе Советского Фонда Рерихов» остались.
Распоряжение было подписано заместителем министра юстиции Г.Г. Черемных, и мы пошли к нему за разъяснениями. После встречи с Черемных в МЦР пришло письмо (от 23.03.93 за № 13-324/0), подписанное им же. В разъяснительном письме сообщалось, что изъятие из Устава МЦР записи о правопреемстве сделано согласно общему правилу, относящемуся ко всем общественным организациям; что «указанное распоряжение ни в коей мере не связано с решением вопроса о правопреемстве и праве собственности Международного Центра Рерихов на имущество бывшего Советского Фонда Рерихов». И, наконец, что «имеющиеся в Министерстве юстиции учредительные документы по регистрации Международного Центра Рерихов подтверждают факт создания указанного Центра на основе Советского Фонда Рерихов путем преобразования последнего по инициативе дарителя С.Н. Рериха в Международный Центр Рерихов, что является определяющим при установлении правопреемства».
И хотя вышеупомянутые документы были переданы нами в Минкульт, министерские чиновники продолжают упорно сообщать всем заинтересованным лицам о том, что коллекция картин Н.К. и С.Н. Рерихов была включена в Государственный Музейный Фонд на основании Распоряжения Минюста от 01.02.93.

В январе этого года мы обратились к министру культуры (письмо от 19.01.99 за № 9-1/17) с предложением исключить из состава государственной части Музейного Фонда Российской Федерации незаконно попавшую в него коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов и передать ее в негосударственную часть Музейного Фонда РФ с целью возвращения законному владельцу – Международному Центру Рерихов.
Включение упомянутых выше картин произошло в нарушение пп. 87 и 88 «Инструкции по учету и хранению музейных ценностей» и законодательства Российской Федерации «О Музейном Фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации».

В этом году мы отмечаем сразу три юбилея: 125 лет со дня рождения Н.К. Рериха, 120 лет со дня рождения Е.И. Рерих, 95 лет со дня рождения С.Н. Рериха.
И единственный в России и второй в мире (после нью-йоркского) Музей имени Н.К. Рериха должен выглядеть так, как задумал его покойный даритель и основатель. Министерство культуры грубо нарушило его волю (и не однажды) и продолжает упорствовать в содеянном до сих пор.
Не пора ли прекратить эти нечестные ведомственные игры и возвратить коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов в Музей имени Н.К. Рериха, где они станут достоянием всех, кто заинтересован в культуре России, народ которой всегда, несмотря ни на какой общественно-политический строй, уважал и бережно соблюдал волю ушедших в иной мир?
Традиция эта до сих пор жива. И никакому ведомству ее нарушать не позволено. Ибо эта традиция – из тех, на которых держится народная душа… Последовательное же и неуважительное неподчинение зарвавшегося ведомства культуры Правительству РФ должно тоже получить, наконец, достойную оценку.

Л.В. Шапошникова, г. Москва
* Новая эпоха. 1999. № 2 (21). С. 89 – 94.
(Visited 7 times, 1 visits today)

Добавить комментарий